После богослужения в зале лечебницы предложен был завтрак. Первый тост провозгласил Пред. Двор, за Государя; могучее ура и гимн были ответом на это. Далее предложен был председателем Управы А. А. Венике тост за Высокопреосвященнейшаго Арсения, покрытый пением „многая лета".

Новосозданный храм с большою любовию посещается во все дни богослужений больными, служащими и окрестными жителями. Для поднятия и религиозно-нравственных начал причт старается по мере сил и средств обставлять богослужение наивозможно благолепнее. Из церковной библиотеки желающим выдаются книги духовного содержания. Благодаря доброму отношению гласных Харьковского Губернского Земства к религиозно-просветительной миссии Церкви, все дело Церкви ныне поставлено на должную высоту и в благоприятные условия. По ходатайству причта П. И. Плещеева Губернское Собрание ассигновывает ныне по 600 руб. на наем хора, благотворное влияние, которого несомненно. Дай Бог, чтобы это уважение к религиозным потребностям Сабуровцев было все таким же и на будущие времена, чтобы св. дело Церкви поддерживалось гласными Губернского Земства на радость и утешение болящих и служащих.

Как уже писалось выше, новый храм сооружен по проекту профессора архитектуры М. И. Ловцова, в стиле времен Московских царей XVII в. в соединении современного искусства, на средства Харьковского Губернского Земства.

Храм имеет вид продолговатого четыреугольника с колоннами, на которых покоится купол и своды и с восточной стороны имея полукружие, которое граничит собою, алтарь. На правом углу от входа в храм возвышается на четырех столбах колокольня, соответствуя общему стилю храма. По сторонам алтаря имеются две комнаты небольшие, из которых в одной помещается ризница и архив, а в другой пономарка. При входе есть небольшое помещение для раздевальни; здесь же находится и церковная библиотека, книгами которой охотно пользуются больные и служащие. Храм вмещает в себя до 1000 человек; отапливается, как и вся больница, паром, поступающим из общего паровика. Внутри стены храма выштукатурены, украшены лепными работами и расписаны альфрейными красками в зеленовато-фисташковый тон, производящей приятное впечатление. В дни торжественных богослужений храм освещается электричеством. Иконостас нового храма одноярусный, деревянный, выкрашен эмалевой краской в общий тон, с прекрасной золоченой резьбой и полуколоннами; исполнен фирмой Кондратенка в г. Харькове, а иконы в иконостасе писаны на цинке художником Крючковым. В алтаре находится престол, два жертвенника и горнее место с изображением Воскресения Христова. Пол храма сделан из Беренгеймских плиток по красивому рисунку;под половиною храма помещается подвальный этаж. .Купол храма увенчан восьмигранной главой с вызолоченным крестом; над колокольней и входом в храм также возвышаются вызолоченные кресты.. Храм покрыт листовым ремизом. Стоимость храма свыше 25.000 руб. Все работы по сооружению нового храма велись при деятельном участии и руководстве настоятеля церкви свящ. о. Михаила Слуцкого и старшего врача П. Р. Ферхмина.

Краткая справка.

Архитектор Ловцов Михаил Иванович (1850 -1907 гг.)

Родился в Рязани, окончил с отличием Петербургское строительное училище в 1873 г., получив специальность гражданского инженера. С 1875 г. работал в Харькове, с 1889 г. — архитектор Технологического института, профессор, принимал участие в завершении его построек. С 1893 г. работал в частной проектной конторе С. Загоскина. Проектировал в формах неорусского, неовизантийского стилей, необарокко. Основные постройки, осуществленные по проектам М.И. Ловцова в г. Харькове: 1. Благовещенский собор на ул. Рождественской (ныне Энгельса 12, 1888 — 1901 гг.)

2. Трехсвятительская ("Гольдберговская" церковь на Заиковке (ул. Первой Конной Армии 101, 1907 — 1914 гг., в соавторстве с В. Покровским).

3. Реконструкция Свято-Дмитриевской церкви на ул. Екатеринославской (ныне Полтавский шлях 44, перестроена в кинотеатр в конце 1920-х гг.)

4. Церковь Александра Невского при губернской больнице на ул. Академика Павлова 46 (1905 – 1907)

5. Реконструкция церкви Пантелеймона-целителя на ул. Клочковской 94-а (1898 г.).

6. Чертежный корпус Технологического института (ныне ректорат Политехнического университета, 1890 г.)

7. Церковь Жен-мироносиц (Мироносицкая) на ул. Сумской (снесена в 1930-х гг., 1845 — 1850 гг.)

8. Рождественская церковь на ул. Конторской (не сохр., начало XX в.).

9. "Дом трудолюбия" на пл. Восстания 16 (начало XX в.).

100 лет спустя.

Из воспоминаний настоятеля храма прот. Петра Козачкова.

В начале 1990 г., по просьбе верующих, решением исполкома Московского р-на г. Харькова под председательством Ю. Я. Кроля здание Александро-Невского храма по ул. Ак. Павлова 46 было передано Харьковской епархии. В то время в храме располагался архив 15-й психиатрической больницы. О том, что это некогда был храм, напоминали лишь арочные окна. Здание было выкрашено в белый больничный цвет, сверху покрыто двухскатной крышей, протекавшей во многих местах, а со стороны Салтовского шоссе на углу крыши росли две довольно большие березы. До того как больничный архив был перенесен в это здание, здесь располагался клуб. Справа к фасаду была пристроена кинобудка, внутри оборудована сцена с опускающимся экраном, купол изнутри был перекрыт огромными швеллерами и забетонирован (на втором этаже планировалось открыть шахматную секцию).

В это время я был клириком Свято-Благовещенского кафедрального собора, хотя жил недалеко от Свято-Александро-Невского храма, и часто видя это убогое здание, ловил себя на мысли, что может быть когда-то его вернут Церкви и оно будет восстановлено. Когда властями было принято решение о возвращении храма, митрополит Никодим сразу же подготовил указ, которым назначал настоятелем священника Петра Люшукова. Я жил в этом районе, был знаком с властями и имел искреннее желание потрудиться на восстановлении этой святыни. Я попросил Владыку Никодима, чтобы он назначил меня настоятелем Свято-Александро-Невского храма. Владыка удивился моей просьбе, т.к. служить в Кафедральном соборе было почетно и ответственно, а идти на развалины добровольно никто не хотел, но все же благословил меня на этот труд.

В это время под архив в больнице было выделено другое здание, в котором шел ремонт, поэтому сразу перенести все документы не представлялось возможным. Когда все это я объяснил Владыке, то услышал ответ: «Где хочешь ставь стол и начинай служить!» Весь храм был разделен перегородками на несколько комнат. Одну из них мы освободили, это была продолговатая комната (справа, напротив иконы «Придите ко Мне вси труждающиеся и обременении…»). Нужно было ее оборудовать для Богослужения. Первым, кто откликнулся на нашу просьбу помочь в восстановлении храма, был генеральный директор завода «Поршень» Куцын Николай Андреевич. Человек незаурядный и очень талантливый. Воспитанник детского дома, убежденный атеист, запрещавший своей жене крестить собственных детей, своим трудолюбием, умом и напористостью добившийся должности руководителя крупного предприятия. Но Господь коснулся и его души. Он помог быстро оборудовать это небольшое место для Богослужений, поставил копилку на проходной и обратился к рабочим завода с просьбой жертвовать на восстановление храма.

6 декабря 1990 г., равно через 70 лет (храм был закрыт в 1920 г.) при большом стечении народа, (многие стояли на улице и свечи крепили прямо к стене храма) Высокопреосвященнейший митрополит Харьковский и Богодуховский Никодим совершил первую Божественную литургию. Весь храм был передан лишь летом 1991 г., когда архив был перемещен в другое здание. Страшно было смотреть на то, что осталось от храма. Крыша прогнила и текла во многих местах, рамы окон проржавели и требовали или замены, или срочного ремонта, отопление частично отрезано. В «Укрреставрации» заказали проект куполов и колокольни. Была возможность приобрести медь на кровлю и купола, а денег не было. Я обратился к митрополиту Никодиму. Владыка помогал всем вновьоткрывшимся храмам: Свято-Пантелеимоновскому, Свято-Покровскому монастырю, Свято-Николаевскому храму на Григоровке, и мне выделил 40 тысяч рублей на покупку меди. Металлические каркасы куполов изготавливали на заводе «Серп и Молот», директором тогда был Коляда… Кое-где в храме сохранились куски лепнины (части карнизов, колон), их аккуратно демонтировали, снимали слепки и крепили на место, а некоторые не сохранившиеся детали прорисовывали и изготавливали сами. Когда мы читаем архивное описание освящения храма 23 ноября (ст. ст.) 1907 г. Высокопреосвященнейшим Арсением, архиепископом Харьковским и Ахтырским, то встречаем следующие строки: «Все работы по сооружению нового храма велись при деятельном участии настоятеля свящ. Михаила Слуцкого и старшего врача П.Р. Ферхмина.»

Теперь же, после возвращения храма «деятельное участие» сотрудников 15-й больницы служило только во вред. Вот один из примеров. Зимой 1991 г. Какой-то слесарь, дежуривший на подстанции, перекрыл ночью на некоторое время подачу тепла в храм. Трубы в подвале прихватились и когда подачу тепла возобновили, их прорвало. Утром подвал был полон кипятка, от испарений в храме были мокрыми все облачения, книги и т.д., замкнуло электричество, штукатурка обваливалась большими кусками. Тоже самое повторилось и зимой 1992г.

Очень трудно было разбирать перекрытие храма. В стены были вбиты 5 двутавровых швеллеров общим весом несколько тонн. Пришлось крану заводить стрелу в верхнее окно, опускать крюк (в швеллере было сделано отверстие, за которое цеплялся крюк), затем швеллер обрезался с двух сторон (вытащить его не возможно), опускался на пол, и десять человек его выносили из храма…

Слово Высокопреосвященного Арсения, Архиепископа Харьковского и Ахтырского, произнесенное 23 ноября 1907 года при освящении храма в богоугодных заведениях г. Харькова. Новосозданный храм, во имя св. бл. кн. Александра Невского, на Сабуровой даче, по своему благолепию, обширности, массе света, гигиеническомуустройству, прекрасной художественной отделке занимает, несомненно, первое место среди домовых церквей г. Харькова, вполне отвечая своей высокой миссии— благотворно влиять на страждущую душу болящих и всех молящихся в нем .И до тех пор, пока будет существовать эта величайшая христианская святыня, до тех пор всегда будет возноситься горячая молитва устами Церкви о создателях и благотворителях храма сего—гласных Харьковского Губернского Земства. Приветствую вас с устроением и освящением сего благолепного храма! Приветствую прежде всего из вас тех, кто возбудил и потом со всем усердием поддерживал самую мысль о необходимости здесь устройства отдельного храма, кто осуществлял эту самую мысль, заботился об изыскании средств для сего и в самое дело устройства храма влагал свои труды, заботы, знания и усердие, кто жертвовал на cие средства и кто содействовал сему своим сочувствием и покровительством. Вместе с этим я особливо приветствую и тех, для кого устроен сей св. храм: вас всех здесь труждающихся, призреваемых, страдающих и скорбящих! О, я знаю, какою трепетною радостию и благодарностию Господу ныне исполнены ваши сердца, какое духовное утешение для вас этот святой храм, это настоящее торжество его освящения! Я вхожу в ваши чувства, радуюсь вместе се вами и славословлю Господа, благодеющаго вам…

Построение и освящение храма — всегда составляет для всего мира христианского самое великое и самое радостное событие, ибо храм для верующих — неоценимое духовное сокровище и источник благ временной и вечной жизни. В храме благодатью Божиею запечатлевается и освящается вся земная жизнь всякого православного христианина от самого его рождения и до гробовой доски. Но и смертью не заканчивается благодатное действие храма на верующего, ибо и после смерти его здесь непрестанно творится поминовение усопшего и возносятся мольбы об его упокоении в вечном Царстве Небесном. Может ли быть для верующих что либо благодетельнее и дороже св. храма?! Храм ведет человека к небу, к вечности и указывает ему блаженство Небесного Царствия, он освещает ему и путь земной, он примиряет его с невзгодами временной жизни, вдохновляет его мужеством добродетели, терпением, бодростью и утешением в несчастьях, он желает познать человеку действительный мир души — это предощущение благодатного мира Христова. Храм для всех верующих — это истинныя врата небесныя, у которых они отрясают прах и суету земные и которыми вступают в таинственное общение с Богом.

Доколе человек остается человеком, доколе он живет не плотию только, но и духом, до тех пор он по самой природе своей стремится к вечному, небесному, стремится причаститься жизни божественной, найти общение с Богом в доме Божием — храме. Храм, таким образом, является живою и непременною потребностью религиозности всякого человека. Если для всех вообще людей храм — сокровище духовное, то что сказать о несравненной благодетельности православно-христианского храма для всех призреваемых в богоугодных заведениях, сиротствующих, несчастных, больных, лишенных разума?!. Сколько духовного света и тепла проливают храмы в души этих несчастных, а святыни храма и благодатные таинства исповеди и причащения сколько дают им в их скорбной жизни бодрости и мужества, мира и радости. При тех духовных утешениях, кои даются благодатью храмов, страждущим не страшны их одиночество, их телесные муки, нищета и сиротство: в молитвах и священнодействиях храма их духовное блаженство. А сколько бесценных благ дается им при конце страданий, при исходе души, во время благодатного напутствия и предсмертного приобщения Св. Таин, как услаждаются этим последние минуты их жизни и с какой небесной радостью они готовы перейти от сей юдоли страданий в небесную жизнь вечного покоя!

Им не страшны, поэтому, последние минуты жизни, эта встреча смерти… Если столь благодетельны для них молитвы и таинства церкви, то окружающие их должны всегда и всемирно заботиться и спешить усладить их этими духовными благами. Родные, друзья, близкие и знакомые, а в особенности врачи обязаны своевременно указать болящему на необходимость обратиться к молитвенной помощи св. Церкви, для чего без замедления пригласить пастыря, а самого болящего духовно настроить и расположить к этому во всецелой надежде на действительную ему помощь от благодати Божией. Великий грех на свою совесть берут те, которые небрегут об этом, лишают болящего благодатного утешения от напутствия Св. Тайнами и допускают ему умереть бес покаяния. Это постыдное опасение, ложная и неразумная осторожность — думать, что приглашение пастыря к больному для напутствия обеспокоит и растревожит болящего, ухудшит его здоровье и ускорить его смерть. Нет, жизненный опыт показывает. что даже неверующие при приближении смерти и в предощущении загробной, вечной жизни как бы нравственно пробуждаются, сотрясают с себя прежнее легкомыслие неверия, с проснувшеюся верою жаждут покаяния, жаждут милости Божией… Не подать ему в эти минуты руку помощи и не пригласить к нему пастыря Церкви со Св. Тайнами, — какое это ужасное бессердечие, и какой тяжкий грех перед Господом и болящим!

А между тем так бывает в наше время нередко и такой грех совершают не только врачи, не только знакомые, но даже и близкие родные болящего. Как прискорбно для архипастыря слышать о таком явлении в жизни его паствы, какое несчастье для больного лишиться предсмертного напутствия, претерпеть мучительные чувства отверженности пред Богом и… умереть без покаяния! О, возлюбленные, будьте заботливы в доставлении вашим болящим утешения напутствия Св. Тайнами, своею небрежностью и ложною опасливостью в этом отношении не причиняйте им нравственных страданий и не навлекайте на себя за cиe грозного гнева Божия!..

Сей освященный нами храм сооружен здесь, для удовлетворения религиозных нужд не только одних призреваемых больных, но также и многочисленных здесь служащих. Да, поистине и эти труженики не меньше болящих нуждаются в подкреплении их сил молитвами с Церкви: труд служащих в больницах, начиная от старших врачей и кончая последними служителями, тяжел и требует от них большого напряжения сил телесных и духовных, но в особенности их труд велик здесь, в этом богоугодном заведении, в уходе за душевно-больными. Пусть же все здесь труждающиеся обретают в сем св. храме благодатный источник обновления и поддержания своих сил, пусть они, утверждаясь и вдохновляясь св. верою в сем храме, поддерживают и возгревают ее и во всех болящих, вверенных их попечению. Пусть любовь их к храму будет залогом того, что больница находится в руках верующих и что здесь широко осуществляется дело действительно-христианских любви и милосердия. Мы верим и уповаем, что тогда благословение Божие почиет на сем доме страждущих во веки. Аминь.